На главную
12 декабря 2018 года - 90 лет со дня рождения Леонида Быкова!
Биография    Фильмография    Статьи    Галерея    Памяти Маэстро    В бой идут одни "старики"    Форум

ОРУЖЕЙНИЦА

В знаменитом фильме Леонида Быкова "В бой идут одни "старики"" подруга Ромео - ее роль сыграла Евгения Симонова - была летчицей. Однако прототипом героини была оружейница. Эту вроде бы не женскую военную специальность в годы войны освоили тысячи молодых девушек. В их числе была и Анна Дмитриевна Сгибнева, всю войну прослужившая сначала стрелком, а потом мастером авиавооружения в истребительном авиационном полку.

"Я с детства была боевущей…"
Родилась Анна в Каргатском районе Новосибирской области. Детство, как она сама рассказывает, было трудным - "холодным и голодным". Девочка рано осталась без отца - он погиб, спасая от пожара лошадей.

После окончания семилетки Нюра, как называли ее односельчане, стала киномехаником. Работать было интересно, "важнейшее из искусств" пользовалось у сельчан особой популярностью. Но наступило 22 июня 1941 года, и людям стало не до кино. Молодежь потянулась в военкоматы и райкомы комсомола - всем хотелось попасть на фронт. Анна тоже с первых дней войны записалась добровольцем, но только на следующий год, после неоднократных ее "требований", получила направление на краткосрочные курсы по подготовке младших специалистов по вооружению самолетов.

- Мне еще не было восемнадцати, но я же боевущая, настырная, добилась-таки своего, - вспоминает Анна Дмитриевна.
Учение давалось тяжело: будущие вооруженцы занимались почти круглосуточно. И вот три месяца учебы в Красноярске позади и новоиспеченные красноармейцы едут на передовую. "Тук-тук, тук", - поют свою ритмичную мелодию колеса. Девчонки мечтают о будущих подвигах, даже не представляя, какую страшную участь многим из них уже уготовила судьба. Под Ельцом, не доехав до места назначения, их эшелон попал под бомбежку.

- Повыскакивали мы из вагонов, кругом все полыхает, рвутся бомбы, и нет, чтобы бежать в окопы, мы кинулись в овсяное поле, - рассказывает ветеран. - А сверху все поливает свинцом. Половина наших девчонок там и полегли.

Остальным пришлось окольными путями добираться до своих частей. Прибыли на аэродром измазанные, оборванные. Летчики не преминули пошутить: "Там что, лучше не могли найти?" А когда женское пополнение привело себя в порядок, принарядилось, сменили "гнев" на "милость": "Ну, с такими девчонками можно воевать".

"Улетел ястребок на задание…"
Свое первое боевое задание Анна Дмитриевна хорошо помнит: ей надо было обеспечить боевое снаряжение истребителя ЛА-3. С особым волнением ждала она его из полета. Но "ястребок", едва дотянув до аэродрома, врезался в землю.

- Страшно было, - вспоминает фронтовичка. - Я первой бросилась к самолету, надеясь, что командир жив….
Это была первая близкая потеря для Ани. Потом она не раз сталкивалась лицом к лицу со смертью: и когда отступали, и когда бои разворачивались прямо над аэродромом. В одной из бомбежек снаряд угодил в самолет, недалеко от которого она находилась. Машину разнесло, а девушку оглушило, засыпало землей. После трех месяцев на госпитальной койке она снова вернулась в свой полк. "С тех пор почти не слышу на одно ухо, хоть палкой там копай", - замечает Анна Дмитриевна.

Аэродромы, как ульи, гудели день и ночь. Стрелки и мастера по вооружению тоже сутками не покидали самолетных стоянок. Оружейниками работали в основном девушки, хотя профессия это далеко не женская: опасная и тяжелая физически. Бомбы к самолетам подвешивались вручную - никаких средств механизации в то время не было. К тому же, прежде чем прикрепить к "ястребку" этот сорокакилограммовый боеприпас, надо было проделать немало подготовительных операций. Оружейники должны также были уметь чистить, смазывать, пристреливать пулеметы, готовить к бою другое оружие.

- Девушек с консерваторским образованием, как в кино, или маменькиных дочек среди наших девчат не было, - говорит Анна Дмитриевна, - многие, так же, как и я, были выносливыми, закаленными и ко всему приспособленными. Придавало сил и желание как можно быстрее разбить врага.

- Обычно наши соколы сражались вдали от аэродрома, как они вели бои, мы не видели, - продолжает моя собеседница, - судили лишь по числу боевых вылетов, по количеству сбитых самолетов да по пробоинам, полученным нашими боевыми машинами. И очень сильно переживали потери. А их было немало. Чем активнее наши войска продвигались на Запад, тем злее становился враг.

Поговори хоть ты со мной, гитара семиструнная
Но бывали на фронте и минуты затишья. Тогда жизнь и молодость брали свое - звучала музыка, даже танцы устраивали, благо, в полку был свой оркестр. Девчонки на тряпочки закручивали кудряшки, особенно тщательно разглаживали свои гимнастерки.

- Хотелось нравиться, - не скрывает Анна Дмитриевна. - Многие наши девчонки были в летчиков влюблены. Даже замуж выходили, все как положено, с регистрацией. А были и те, кто просто встречались. Но лично я была противником таких свободных отношений, с мужчинами была строга и до конца войны себя берегла.

- А праздники на фронте отмечали? 8 Марта? - спрашиваю ветерана.
- В этот день всегда из штаба полка приходили поздравительные телеграммы. Да и наши боевые товарищи старались, как могли, создать праздничное настроение. О торжественных датах мы всегда помнили, вот только отметить их по-настоящему редко удавалось. Но даже в самых страшных переделках фронтовики никогда не унывали. Песнями поддерживали боевой дух.

Сама Аня с детства была певуньей, играла на гитаре. Со своей семиструнной девушка не расставалась всю войну.
- У нашего полка была своя фронтовая песня, сами ее сочинили: "Улетел ястребок на задание, и не знаю сама, почему, я сказала ему "до свиданья!", я "прощай" не сказала ему".

И остальные три четверостишья о том, как "ястребок невредимым вернулся" и пилот "оружейнице руку пожал", Анна Дмитриевна пересказывает мне с особым удовольствием, словно заново переживая события шестидесятилетней давности.

Там, под небом чужим
Остались позади прорванная блокада Ленинграда, освобожденные Украина и Белоруссия… Их 263-й истребительный авиаполк в составе 1-го Белорусского фронта, "перемахнув" государственную границу, вступил на территорию Польши.

В польском Белостоке Анне Дмитриевне как-то пришлось выехать с комиссией - как оружейнице, ей надо было сделать свое заключение - к месту сбитого врагом нашего самолета. Он упал в расположении артиллерийской части. Когда проверяли их документы, один из бойцов заметил: "А у нас командир с такой же фамилией". Так у Ани состоялась неожиданная счастливая встреча со старшим братом. "Останешься в моей части, будем вместе воевать", - в порыве радости заявил ей брат. А на следующий день спохватился: "Я же на передовую еду. А если ты на моих глазах погибнешь, я себе этого никогда не прощу!" Пришлось Ане самой, на перекладных, добираться до своего авиаполка. По пути, хотя это было строго запрещено инструкцией, попросилась к полякам переночевать.

- Люди попались добрые, - вспоминает Анна Дмитриевна, - накормили, да еще и в дорогу дали "сухой паек".
А в другой раз она встретила своего земляка, что на фронте тоже было большим счастьем.

Со своим авиаполком, которому за героизм и участие в разгроме фашистской группировки в Померании было присвоено звание "гвардейский Померанский полк", Анна Сгибнева дошла до Берлина. В большом немецком доме, где их расквартировали, девушку из сибирской глубинки больше всего поразила роскошная обстановка, множество красивых вещей.

"Десятку" выбивала без труда
Радостный май 45-го принес долгожданную победу. Сдав оружейные дела, позабыв про сердечную привязанность - видно, чувство к фронтовому другу Валентину было не таким сильным, Аня заторопилась домой - очень соскучилась по маме и сестрам. На станции, где ее должны были встречать родители летчика, она не вышла.

А суженого своего Анна Дмитриевна встретила на родине. Николай Сгибнев тоже был фронтовиком, еще до окончания войны комиссованным после нескольких тяжелых ранений. Как-то поехал он в соседнее село к другу-однополчанину, который на фронте вынес его, истекающего кровью, с поля боя. Там на вечорке и увидел ее - самую веселую, боевую и красивую. В хохотушку Аню были влюблены оба друга, но девушка выбрала Николая.

Сначала Сгибневы жили в Каргате, а потом уехали на Байкал. Там отметили свою золотую свадьбу. Анна Дмитриевна много лет проработала в выпарном цехе целлюлозно-бумажного комбината. Всегда была очень энергичной, деятельной, активной общественницей. Часто удивляла мужчин - те просто рты раскрывали, когда она в тире без труда выбивала "десятку". В 76 лет стала в Байкальске единственной женщиной-председателем садоводческого кооператива. Несколько лет назад, когда не стало ее мужа, дочь забрала Анну Дмитриевну к себе, в Новосибирск.
В небольшой уютной комнатке Анны Дмитриевны мы рассматриваем с ней фронтовые реликвии: красноармейскую книжку, фотографии, письма. "Сержант Носовец (девичья фамилия Сгибневой) лично обслужила 450 боевых вылетов. На обслуживаемых ею четырех самолетах вооружение всегда работало безотказно…", читаю я на пожелтевшем потертом листочке - сохранившейся с войны характеристике, подписанной командиром авиационной эскадрильи. О героическом прошлом оружейницы говорят и аккуратно приколотые на подушечке многочисленные награды, в числе которых медали "За боевые заслуги", "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией".

Любовь ЩЕРБАНЕНКО
Газета Ведомости областного Новосибирского Совета депутатов
4 марта 2005 года

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика