На главную
12 декабря 2018 года - 90 лет со дня рождения Леонида Быкова!
Биография    Фильмография    Статьи    Галерея    Памяти Маэстро    В бой идут одни "старики"    Форум

ИВАНОВ САМ НАЗНАЧИЛ СЕБЯ НА РОЛЬ КУЗНЕЧИКА

Сергей Иванов - известный актер и всенародный любимец. Он стал легендой задолго до того, как на пике славы, счастья и благополучия у него внезапно остановилось сердце.

"Я не верил в переселение душ"

"Неотправленное письмо Кузнечика" из книги воспоминаний артиста о Леониде Быкове "Будем жить!" "Сценарий "В бой идут одни "старики" я увидел в актерском отделе. Прочел на одном дыхании. Думал, как подойти к Быкову и сказать, что... И вдруг сталкиваюсь с ним на проходной: "Сережа, прочти сценарий моего..." - "Уже!" - "Ну и как?" - "Буду играть!" - "Кого?" - "Кузнечика!!!". И уже потом, на съемках Леонид Федорович сказал мне: "80 процентов утверждения тебя на эту роль из-за вот этой твоей наглости, когда ты сказал, что будешь играть Кузнечика. Помнишь?". Это было в памятном 1973-м... А в 1979-м я вдруг подумал: что было бы, если бы не я, а другой актер играл Кузнечика? И не я, а он жил бы в родной мне второй эскадрилье? И не меня, а его отчитывал любимый командир за поступок, а может, за преждевременную смелость? И не на меня, а на него постоянно был устремлен взгляд умных глаз режиссера, по которым я читал, что делать в кадре? Нет, этого просто не могло произойти, не могло случиться. Я знаю, что Кузнечик - это я, я - больше никто. Это мое обретение себя в этой роли. Внезапное, неожиданное. Я не верил в переселение душ, пока не прочел сценарий "В бой идут одни "старики". Ведь это я, и только я, каким являюсь сейчас и каким себя ощущаю, - тот желторотик из 1942-го... И это я, а не кто другой, пью свои первые в жизни "законные сто грамм" в окружении боевых друзей. И это я, а не кто другой, погибаю в бою, еще не насмотревшись на небо... Теперь вы верите, что это была не наглость, а неизбежность моей встречи с собой в вашем фильме, Маэстро?!"

"Когда я узнал о смерти Кузнечика, у меня повторился сердечный приступ",

вспоминает народный артист СССР Николай Олялин. - В 2000-м я лежал в больнице, и он навещал меня довольно часто. Мы дурачились, шутили, много смеялись, ничего не предвещало беды. И когда прозвучал роковой звонок, у меня повторился сердечный приступ, из-за которого я даже не смог присутствовать на его похоронах. Кто объяснит, почему Бог забрал Сергея в то время, когда он нашел счастье в семье, познал радость отцовства, когда начали сбываться его творческие планы и он, наконец, встретил людей, которые помогли реализации его замыслов, когда он нашел в себе силы покончить со своими нездоровыми привычками? Ведь он уже три года как не пил и не курил, и вдруг - "сердце отказало". Я чувствовал в нем родственную душу, наши отношения не были замутнены интригами и соперничеством. Мы с ним любили поговорить о своем - об актерском. Гордились тем, что прошли московско-питерскую школу с серьезными традициями актерского мастерства. Нередко, заходя в Дом кино, я заставал Сережу, сидящим за столиком в кафе. И обязательно один свободный стул рядом. Для меня... Я стал поступать так же, даже не зная, увижу ли его. Это был символ нашей дружбы. Одна актриса, помешанная на эзотерике, сказала: у вас, мол, просто совпадают вибрации. Может, они и совпадали, но главное, у нас совпадали жизненные ориентиры.

Их подружили знаменитые дедушки

Вспоминает Тарас Рыльский, внук поэта-академика Максима Рыльского, бывший редактор киностудии Довженко, ныне тележурналист: - С Сергеем мы долго были на "вы". Но о своих дедушках действительно много рассказывали друг другу. Я даже сначала подружился с дедом Сережи, автором популярного учебника украинского языка Михаилом Жовтобрюхом, а он приводил своих знакомых в музей моего деда. Рядом с музеем находилась наша дача, и это позволило нам с Сережей устраивать "выезды" на шашлыки, "народные гулянья" по Голосеевскому лесу. Но однажды я встретил его в коридоре студии с таким лицом - ну совсем не как у Кузнечика. В глазах - какая-то кошмарная тоска. "Который час?" - спросил он. "Обеденный", - ответил я. "А не отметить ли нам его "какавкой"? - предложил Сергей. Я не знал тогда, что Сережа так называет кофе с коньяком. Поехали в Дом кино, сели за столик в кафе, долго молчали, а потом он сказал мне, что расстался с женой и поэтому просто места себе не находит. Не помню, что я ему тогда говорил, но настроение у него изменилось. С тех пор частенько ходили на "какавку", которую Сережа закусывал лимонами, причем грыз их, как яблоки - без сахара, с кожурой. На других людей это производило "неизгладимое" впечатление. Поэтому если за столик подсаживался кто-нибудь нежелательный, Сережа начинал демонстративно уплетать лимон, у человека сводило скулы, и он быстро покидал наше общество. Это был своего рода режиссерский прием. Надо сказать, что Сергей в любой компании становился режиссером: придумывал розыгрыши, соревнования, игры, конкурсы. По Крещатику с ним невозможно было пройти: его останавливали, просили расписаться даже на "сникерсах". Не скрою, популярность Сережу грела, ему нравилось, когда гаишники отдавали ему честь и не штрафовали, даже если он нарушал правила. Он умел жить вольно, легко и, зная, что ему все прощается, не ограничивал себя по мелочам. Казалось, птица счастья дарит ему свои перья. Сережа рассказывал, как познакомился со своей второй женой Ларисой. Забежал однажды в корпус пединститута, что на Пирогова, открыл двери в бухгалтерию (зачем - не понял ни тогда, ни потом) и увидел там "девушку своей мечты". Влюбился с первого взгляда и... женился. А когда родилась дочь Маша, он как сумасшедший бегал по студии и у каждого спрашивал: "Ты можешь себе представить, что я - папа?". Счастье захлестнуло его настолько, что наше гусарство приказало долго жить. Он жил только семьей.

Новая жизнь и ее последствия

Один известный киевский психолог высказал предположение, что остановку сердца у человека, не страдающего сердечной недостаточностью, может вызвать "синдром достижения цели". В подтверждение этой гипотезы он приводил статистику, которая фиксирует определенную тенденцию - человек не выдерживает психологических и физических нагрузок, когда они существенно отличаются от привычных, к которым организм адаптирован. На свой глобальный кинопроект "Начала начал Украины" (об исторических архитектурных памятниках) Иванов как автор и продюсер получил очень большую сумму. Ответственность на его хрупкие актерские плечи легла колоссальная. Он понимал, что всенародно признанный и любимый Кузнечик должен возмужать настолько, чтобы в новой стране явить новому зрителю крупного шоумена с человеческим лицом. Поэтому и заявил свое кредо открыто: "Я - не Кузнечик. Я - другой".

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Актеры о своем коллеге "Любую шутку, гег или прикол он мог так произнести, как никто не мог. А пошлость просто растворялась в его наиве и доброте".

Актер Алим Федоринский
"У него было удивительное чувство камеры, такой своеобразный автоматический контроль над собой".

Кинорежиссер Николай Литус
"Смелость его не только в том, что он не изменял своей внутренней свободе и завоевал себе право быть самим собой, но и в том, что первый в украинском кино мужчина, который разделся перед камерой...

Сценарист Виталий Шунько
"Редкое комедийное дарование! Раскрыто оно лишь наполовину. Ему нужен был режиссер, который бы постоянно снимал его, не давая повторяться".

Монтажер Александра Голдабенко
"Когда он входил в кадр, уже нельзя было сказать "не смешно!". Только бы он не побежал впереди себя!".

ИЗ ДОСЬЕ "КП"
Сергей Петрович Иванов родился 22 мая 1951 года. Оакончив в 1972-м КГИТИ им. Карпенко Карого, стал штатным артистом киностудии им. Довженко. В кино сыграл около 50 ролей. Самой любимой ролью считал ту, которую еще не сыграл. В 1992 году дебютировал как режиссер в картине "Медовый месяц". Автор телепроектов "Светские беседы", "Невозвращенцы", остановленных в связи с финансовыми затруднениями. Лауреат республиканской премии ЦК ЛКСМУ им. Островского, награжден почетной грамотой президиума Верховного Совета Белоруссии. В 2001 году международный студенческий кинофестиваль "Фаст-фест-уик-энд" учредил премию им. актера Сергея Иванова.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

Павла Тычину - "Семья Коцюбинских"
Сережу Брузжака - "Как закалялась сталь"
Кузнечика - "В бой идут они "старики"
Лавкина - "Аты-баты, шли солдаты"
Лариосика - "Дни Турбиных"
сержанта Цыбулю - "Дачная поездка сержанта Цыбули"
Василия - "Суета сует"
профессора-ботаника - "Две Юлии"

Э. КОСНИЧУК

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика