На главную
Биография    Фильмография    Статьи    Галерея    Памяти Маэстро    В бой идут одни "старики"    Форум

Ворожейкин Арсений ВасильевичБИОГРАФИЯ Ворожейкина Арсения Васильевича

Родился 28 Октября 1912 года в деревне Прокофьево, ныне Городецкий район Нижегородской области, в семье крестьянина. С 1931 года в Красной Армии. Окончил Харьковское военное лётное училище.

Боевое крещение получил летом 1939 года в небе над Халкин - Голом. Там совершил более 160 боевых вылетов, провёл 30 воздушных боев, сбил 6 самолётов лично и 12 в группе. Награждён орденом Красного Знамени.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, был военкомом авиационной эскадрильи. В 1942 году окончил Военно - Воздушную академию.

С Сентября 1942 года в действующей армии. Сражался на Калининском, Воронежском, 1-м Украинском и других фронтах. 4 Февраля 1944 года командир эскадрильи 728-го истребительного авиационного полка ( 256-я истребительная авиационная дивизия, 5-й истребительный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт ), Капитан А. В. Ворожейкин за 20 личных побед удостоен звания Герой Советского Союза.

19 Августа 1944 года командир 32-го истребительного авиационного полка, той же 256-й истребительной авиационной дивизии, Майор А. В. Ворожейкин за 45 воздушных побед награждён второй медалью "Золотая Звезда".

Всего за период своей боевой деятельности ( с учётом Монголии ) совершил более 300 боевых вылетов, провёл 90 воздушных боёв, сбил 52 самолёта противника лично и 13 в группе с товарищами.

После войны командовал полком, дивизией, был первым заместителем командующего ПВО Черноморского флота. В 1952 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1957 года Генерал - Майор авиации А. В. Ворожейкин - в запасе. Жил в Москве. Награждён орденами Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( четырежды ), Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной Войны 1-й степени, Красной Звезды ( дважды ) и американским "Крестом за боевые заслуги". Его бюст установлен в городе Городец, а одна из улиц носит его имя. Умер в 1997 году. Автор книг "Рядовой авиации", "Под нами Берлин", "Солдаты неба" и других.

* * *
Один из выдающихся советских лётчиков периода Великой Отечественной войны, Арсений Ворожейкин обладал своей собственной, неповторимой манерой боя. Например, для улучшения обзора он почти до конца 1943 года летал с открытым фонарём кабины. Осторожный в безрассудстве, Ворожейкин не был сторонником лобовых атак, шаблонно приписываемых советским пилотам, и всегда старался выйти из них в последний момент. Мастер пилотажа, он не боялся резких маневров, от которых темнело в глазах, и часто использовал различные уловки для введения противника в заблуждение. Отличная стрельба с короткой дистанции дополняла его характеристику.

Его исключительные способности воздушного снайпера, посылавшего в мишень - "конус" снарядов в 10 раз больше, чем требовалось для отличной оценки, были заложены в детстве: в их основе была бедность, в какой он рос, когда простенькое ружьишко в мальчишечьих руках становилось не забавой, а кормильцем.

Родился Арсений Васильевич в 1912 году в селе Прокофьеве Нижегородской губернии. Рано оставшись без отца, погибшего на Гражданской войне, он познал сиротскую долю, голод и нужду. В 1931 году, 18-летним пареньком, он был призван в Красную Армию. Три года служил в кавалерийской части. После демобилизации из армии был послан на учёбу в комвуз, а оттуда по спецнабору - в Харьковское военное лётное училище. В те дни он и полюбил небо.

Боевое крещение Ворожейкин получил в боях с японскими захватчиками летом 1939 года в небе над Халкин - Голом. Там же пришла к нему слава лётчика - истребителя, с первой очереди без промаха сбивающего воздушного противника. В одном из боёв он был тяжело ранен, но, досрочно выбравшись из госпиталя и "потеряв" справку о списании с лётной работы, браво рапортовал о возвращении в часть. Комиссар 5-й эскадрильи 22-го ИАП Арсений Ворожейкин совершил более 160 боевых вылетов, провёл 30 воздушных боев, сбил 6 самолётов лично и 12 в группе. За эту компанию был награждён орденом Красного Знамени.

...Остался в прошлом вагон спецпоезда, станция в Забайкалье, где собирали из прибывших в ящиках узлов самолёты, промежуточный аэродром, на котором облётывали новенькие истребители И-16. Лётчики, истосковавшиеся за время пути по полётам, с нескрываемой радостью садились в пахнувшие ещё заводской краской истребители, обживали кабину, изучали новый самолёт. Всем нравилось вооружение - 2 пулемёта ШКАС и 2 пушки ШВАК, стоявшие на И-16, - сила, которой они ещё не видали. Эскадрилья, в которой Ворожейкин был комиссаром, перелетела в Монголию из Забайкалья, когда японцы уже вели военные действия в районе реки Халхин - Гол. Выполняя условия договора о взаимопомощи, заключённого ещё в 1936 году, наше командование перебросило сюда некоторые воинские части. Враг наращивал силы, и с нашей стороны были приняты ответные меры. В частности, эскадрилья, о которой идёт речь, приземлилась в Монголии, влившись в состав 22-го истребительного авиаполка.

Монголия... Полуденное до рези в глазах яркое солнце слепит, на горизонте колеблется золотистое марево, вокруг ни домика, ни дерева, всё голо, пустынно. Лётчиков разместили в юртах. Комиссар эскадрильи в первый же день на боевом аэродроме организовал открытое партийное собрание. На повестке один вопрос: "Задачи личного состава эскадрильи в боевой обстановке". Потом состоялись встречи с опытными боевыми лётчиками, воевавшими с японцами в небе Китая, Героем Советского Союза Григорием Кравченко и Александром Николаевым, а также героями боёв в Испании Иваном Лакеевым, Сергеем Грицевцом.

Арсений Ворожейкин с жадностью ловил каждое слово боевых лётчиков, каждый их жест, имитирующий тот или иной маневр истребителей, старался понять его, осмыслить. Особенно запомнились слова, которые любил повторять Майор С. Грицевец:

- Кто не умеет видеть в воздухе, тот не истребитель, а летающая мишень. Увидел врага первым - опередил. А опередил - победил. Прозевал - обречён на поражение. Никогда не смотри в одну точку, постоянно крути головой на все 360...

Первый воздушный бой, крещение огнём. Для комиссара эскадрильи Арсения Ворожейкина это событие произошло 22 Июня 1939 года. По сигналу эскадрилья в плотном строю устремилась к Халхин - Голу. Вскоре впереди вырисовывалась большая группа японских самолётов. Ворожейкин определил: больше 50. Летели они уверенно, стройно, как хозяева монгольского неба.

Сердце учащённо забилось. Эскадрилья шла в лобовую атаку на врага. Но что это ? На вражескую группу откуда - то сверху обрушилась лавина краснозвёздных истребителей, их удар оказался эффективным. Десятки машин перед глазами Арсения завертелись в бешеной карусели. Групповой организованный бой распался на множество одиночных схваток. Наши лётчики атаковали на виражах, увертывались от врага, вновь пытались зайти в хвост противнику. Арсений стрелял по врагу из пулемётов и пушек, сам получал порции металла. Он отличал вражеские самолёты И-97 от своих по их белизне, неубирающимся шасси и каким - то особенным плавным движениям. В воздухе то и дело вспыхивали самолёты и, дымя, падали вниз, на барханы.

К врагу подоспело подкрепление, ещё несколько десятков истребителей, и бой ужесточился. Тупоносые И-16 крутились, словно волчки, а И-15бис, несколько уступавшие по скорости японским лёгким истребителям, предпочитали драться на крутых виражах. Арсений врезался в самую гущу боя, бросался врагу вдогонку, прицеливался, стрелял, уклонялся от вражеских атак. Вскоре стало ясно, что противник не выдерживает яростного боя, начинает уходить. Это поняли даже новички. Ворожейкин, заметив уходящий японский самолёт, зашёл ему в хвост, догнал, изготовился к стрельбе, но пушки и пулемёты молчали: кончились боеприпасы.

Приземлившись на аэродроме, Арсений долго не мог понять свершившееся, не вылезал из кабины, находясь всем своим существом ещё там, в раскалённом небе, среди рёва моторов, грохота боя.

- С боевым крещением, товарищ комиссар, - сказал Ворожейкину его боевой друг техник Васильев. И добавил, разглядывая плоскости машины: - Да, порядочно всадили.

- Пробоины ? - тревожно, словно просыпаясь, спросил Ворожейкин.

- Они самые, - ответил техник, - Дюжина, товарищ комиссар. Говорят, эта цифра счастливая. Долго воевать будете. А эти пробоины я быстро залатаю, скоро можно в бой, ведь машина цела.

Вспоминая о своём боевом крещении, впоследствии Арсений Ворожейкин скажет: "Человек, впервые бухнувшийся в бассейн и ушедший под воду, закрывает глаза. Он ничего не видит, только ощущает. Так и лётчик в первом воздушном бою. Он чувствует и схватывает лишь то, с чем непосредственно соприкасается, не проникая вглубь, не охватывая общей картины. А вообще - то говоря, восстановить динамику воздушного сражения, в котором участвовало с обеих сторон более 200 истребителей, было бы трудно даже очень опытному боевому командиру".

И всё же многое запомнилось Ворожейкину. И как нелепо был сражён один из наших самолётов, лётчик которого, видимо, зазевался, и как другой лётчик на И-16 расчётливым маневром зашёл в хвост японцу и короткой очередью свалил его на землю. Словом, понюхал пороха, глянул смерти в глаза и сделал вывод: думай, учись Ворожейкии.

Поздно вечером лётчики узнали итог того сражения: враг потерял более 30 самолётов, наши потери - 10. Завершая разбор, Григорий Кравченко сказал:

- Счёт 1 к 3 в нашу пользу. Победа наша, но какой ценой ! Дорогой, очень дорогой. Учиться будем каждый час, каждую минуту передышки. И в бою - тоже. Наш класс - земля и небо.

Воздушная битва в монгольском небе разгоралась день ото дня. Японцы, имея численное превосходство в истребителях, поднимали в воздух большие группы. Наши лётчики с зари до зари не покидали своих кабин, вели бои, обретая опыт. Многому научился в воздушных схватках комиссар эскадрильи Арсений Ворожейкин. Его энергии хватало на всё: и на боевые вылеты, и на работу с людьми, и на обобщение опыта лучших воздушных бойцов, среди которых он занял ведущее место.

Летали много, этого требовала обстановка. Битва за господство в воздухе шла ожесточённая. Ворожейкин поднимался в бой по 3, 4, а то и 5 раз за длинный летний день. Много атак провёл, немало пуль и пушечных снарядов влепил в японские самолёты. Но в одном из боёв и самому пришлось получить порцию горячего металла и раненым на дымящем истребителе скапотировать в монгольской степи. Сказалась усталость: в тот день он полетел уже на 4-ю схватку, силы лётчика ослабли, его движения были не точны, рефлексы запаздывали. Физическое перенапряжение, а не ошибка или беспечность, оказалось роковой причиной поражения.

Окровавленного, беспамятного, с еле прослушиваемым пульсом Ворожейкина подобрали в степи монгольские пограничники. Самолётом переправили тяжелораненого в Читу, в госпиталь. Врачи поставили диагноз: ранение левой руки, повреждение позвоночника, в трёх местах пробит череп, в затылке сидит металлический осколок. При таких повреждениях, после выздоровления ставится категорическое заключение: к полётам не годен. Арсений, узнав о грозящем ему приговоре, решил во что бы то ни стало вернуться в строй. Переносил адские боли, но тренировал тело нещадно и добился своего: в конце Июля вернулся в родной полк на новом истребителе.

Вновь стал летать на воздушные бои, разведку, штурмовку вражеских бомбардировщиков, оказывая помощь наземным войскам.

Особенно запомнился Ворожейкину один из разведывательных полётов. Было это в то время, когда наши войска замкнули кольцо окружения вражеской группировки. Поднявшись в воздух, Арсений обнаружил на правом фланге фронта скопление вражеских танков, автомашин и артиллерии. Эти сведения немедленно передали в штаб армейской группы. Последовал приказ: перепроверить. Снова - в небо. Картина была прежней, только свежих окопов стало больше. Ворожейкина вызвали на командный пункт для личного доклада.

На горе Хамар - Даба располагался командный пункт армейской группировки. Здесь лётчика встретил заместитель начальника ВВС комкор Я. В. Смушкевич.

- Пойдёмте со мной к командующему, - не теряя времени сказал Смушкевич.

Ворожейкин был представлен командующему Дальневосточным фронтом Г. М. Штерну и командующему армейской группой Г. К. Жукову. Лётчик доложил о том, что обнаружил на правом фланге во время разведывательных полётов.

- Вы уверены, что это японцы ? - переспросил Г. М. Штерн.

- Это японцы, - ответил Ворожейкин. - У наших грузовиков кабины узкие, а у тех, которые я обнаружил, кабины во весь кузов.

С затаённым дыханием слушал Арсений размышления высоких общевойсковых начальников о действиях противника и запомнил вывод, сделанный Жуковым.

- Я полагаю, что на правом фланге появились последние резервы японцев, которыми они сейчас располагают для помощи окружённым войскам. Раньше утра начать наступление противник не сможет... - Обращаясь к лётчику, командующий сказал: - Спасибо вам за очень ценную информацию. Но сегодня после захода солнца и завтра на рассвете ещё раз слетайте и внимательно просмотрите. Ну, пока.

Сведения, добытые Ворожейкиным, оказались верными. По вражеской группировке ещё до её наступления рано утром наши бомбардировщики нанесли мощный удар, а наземные войска успешно отразили все атаки японцев, пытавшихся пробиться к окружённой группировке. Через несколько дней эта группировка была уничтожена. А в середине Сентября блестящей победой советских войск завершились бои на Халхин - Голе.

После боевой страды выдалось время, чтобы осмыслить множество вопросов: как воевали, что было хорошо, что плохо и почему. Склонный к аналитике по своему характеру, Арсений Ворожейкин на лётно - тактических конференциях высказал немало из того, что наболело на душе, с чем нельзя было мириться. Ну, например, почему в штабах имеются специалисты различных профилей, но нет главнейшего - специалиста по изучению, обобщению, внедрению передового опыта в тактике воздушного боя ? Почему нет радио на самолёте ? Без него управлять групповым боем невозможно ? Почему в звеньях не утверждается новый боевой порядок - пара ? И многое другое.

- На учёбу надо тебе, Арсений, в академию, - сказал ему при расставании ставший одним из первых дважды Героем Советского Союза Майор С. И. Грицевец. - А предложения твои дельные. Доложим по команде.

Быстро промчались осенние месяцы, а лютой зимой Арсений Ворожейкин вновь взлетал с полевых аэродромов на воздушные схватки, на сопровождение бомбардировщиков в операциях против белофиннов. Будучи военкомом авиационной эскадрильи, он вновь продемонстрировал высокое лётное мастерство и отвагу. Правда участвовать в воздушных боях пилотам его эскадрильи практически не пришлось - занимались штурмовкой вражеских войск, ведением разведки, сопровождением бомбардировщиков. Об одном из эпизодов той войны вспоминает сам Арсений Васильевич:

"Получил я как - то задание: вылететь на бомбардировку небольшого железнодорожного узла Лахти. Лечу, смотрю - финская деревушка под крылом, вся в снегу, дымки к небу тянутся. Какой, думаю, тут узел ?.. Упадут бомбы на крыши - сколько беды у людей будет ! Словом, взял да чуть в сторонке и сбросил бомбы, в лесок какой - то. И вот тут как рванёт что - то, мой самолёт, словно щепку, швырнуло высоко вверх - едва удержал его. Как потом оказалось, угодил я в склад боеприпасов. За такую работу впору к ордену представить, а признаться нельзя. Так и решили, что чьи - то бомбы случайно в сторону отнесло..."

И только после окончания боевых действий на Карельском перешейке его направили на учёбу в Военно - Воздушную академию, которую успешно закончил летом 1942 года.

Начало Великой Отечественной войны Ворожейкин встретил на посту командира эскадрильи истребительного авиаполка, размещённого под Ереваном. Однако в этой должности он продержался недолго.

В конце Июня 1941 года истребители И-153 эскадрильи Ворожейкина, поднятые по тревоге, перехватили девятку наших бомбардировщиков ДБ-3. Тёмный камуфляж двухмоторных самолётов запутал всё дело, а груз бомб не позволил тяжёлым машинам произвести посадку по требованию Ворожейкина. Предупредительные очереди, выпущенные ведущим "Чайки", один из лётчиков истребителей принял за атаку и изрешетил замыкающий ДБ-3, убив хвостового стрелка. Эпизод, в конце концов, был замят командованием, но командиров бомбардировочной и истребительной эскадрилий, участвовавших в конфликте, отправили, на всякий случай, на учёбу в академию...

В итоге, в действующую армию Ворожейкин попал только в Сентябре 1942 года, назначенный с понижением, якобы из - за отсутствия фронтового опыта, старшим политруком 728-го истребительного авиаполка. К тому времени он был уже "стреляным воробьём", по его собственным словам "...лишь боевого налёта имел около 200 часов, из них четверть - фронтовых".

До конца войны Ворожейкин сражался на Калининском, Воронежском, 1-м Украинском и других фронтах. Его путь в небо - это путь отважного и мужественного человека. Его не волновали ни должности, ни звания. Главная цель, к которой он всеми силами стремился, - это овладение наивысшим мастерством пилотажа и воздушного боя.

До Марта 1943 года 728-й ИАП летал на И-16. В первом же вылете на сопровождение штурмовиков на "ишачке" Ворожейкина не убралось шасси. Несмотря на это, пилот продолжил полёт, а когда разгорелся воздушный бой, сумел в одиночку продержаться в поединке с шестью Ме-109, пока не подоспела помощь.

И-16 тип 17 А. В. Ворожейкина, 728-й ИАП, весна 1943 г.

Прекрасный воздушный боец, Ворожейкин в полной мере проявил свои боевые качества в сражениях над Курской дугой, куда был переброшен 728-й ИАП, получивший новые истребители Як-7Б. С первых дней боев он стал практически основным ведущим сводных групп вскоре поредевшего истребительного полка.

На земле и в воздухе шли ожесточённые бои. Лётчикам - истребителям приходилось взлетать по 4 - 5 раз в день, сражаясь с врагом от ранней утренней зари до поздних вечерних сумерек. Эскадрильи истребителей прикрывали действия бомбардировщиков, штурмовиков, очищали от вражеских самолётов фронтовое небо.

Возглавив эскадрилью, Майор А. Ворожейкин зарекомендовал себя не только искусным пилотажником, но и снайпером. Авторитет его утвердился сразу же после первых боевых вылетов.

Утром 12 Июля Ворожейкин во главе 6 Як-7Б вылетел в район Богородицкого. Погода не баловала лётчиков. Облачность была почти сплошной, с редкими разрывами. Ведущий вывел шестёрку за верхний ярус облаков почти над линией фронта и сразу увидел группу вражеских самолётов. Зоркий глаз бывалого воздушного бойца сразу определил: идут "Юнкерсы", их более 30. А где их прикрытие ? Ещё несколько взглядов в небесную высь, и "Мессеры" обнаружены. Их около десятка.

- Бьём "Юнкерсы", - скомандовал Ворожейкин и с высоты начал пикировать на ведущего.

Вот он, вражеский бомбардировщик, в перекрестье прицела. Но нажимать на гашетку рано, надо подойти ближе. И, когда до врага осталось всего 25 - 30 метров, грянул залп. Короткий, экономный, разящий намертво. Есть один ! Арсений вывел машину из атаки, набрал высоту, по радио приказал одной паре связать боем "Мессеров", а сам повёл четвёрку в новую атаку на вражеские бомбардировщики. Он знал, что они шли бомбить наши наземные войска, значит, главная его задача - сорвать их планы. И это ему удалось.

Потеряв ведущего, девятки "Юнкерсов" сломали боевой порядок, а вторая атака разметала их в стороны. Ещё 2 бомбардировщика загорелись и дымящими факелами устремились к земле. Остальные стали беспорядочно сбрасывать бомбовый груз и уходить назад. Главная задача шестёрки "Яков" выполнена, и Ворожейкин повел свою четвёрку на помощь паре, отчаянно дравшейся с "Мессерами". И в схватке с вражескими истребителями он добился победы, поджёг один из них, ударив по мотору с короткой дистанции пушечным залпом. "Мессеры" вынуждены были покинуть район боя.

Эскадрилья Ворожейкина вернулась на свой аэродром без потерь. Пока техники заправляли машины, заделывали пробоины, комэск произвёл короткий разбор. Он поблагодарил лётчиков эскадрильи, дал несколько рекомендаций по выполнению атак, осмотрительности.

- Лейтенант Выборнов сбил один "Юнкерс". Молодец, действовал хорошо, но можно лучше, - спокойно сказал комэск. - Я спросил техников самолётов, с каким боезапасом мы вернулись из боя. У некоторых кое - что осталось, а у Выборнова ни единого снаряда, ни единого патрона. А если бы возле аэродрома на нас налетела плюгавенькая пара "Мессеров", чем бы нам отбиваться ?

Лётчики понимающе переглянулись, каждый вспомнил, сколько раз и почему он открывал огонь. Для острастки ? Видимо, да. Они знали от техников, что сам комэск Ворожейкин, свалив 2 самолёта врага, израсходовал лишь треть боекомплекта. Вот что значит разящий удар с близкой дистанции по наиболее уязвимому месту машины.

Может быть, успех в том бою у комэска случаен ? Но вот буквально через день эскадрилья вновь встретилась в воздухе с вражескими самолётами. Общее число: 18 против 6 в пользу немцев. И опять Ворожейкин сумел первым увидеть врага, занял своей шестёркой "Яков" более выгодное положение и обрушился на противника. Вначале удар он нанёс по "Юнкерсам", сбил один, потом второй, расстроил их боевой порядок и обратил в бегство. После этого вступил в схватку с "Мессерами", уничтожил 1 из них сам, ещё 2 сбили лётчики его шестёрки. И вновь техники на аэродроме обнаружили, что комэск израсходовал лишь половину боекомплекта.

Доставалось и ему. 14 Июля, во второй половине дня, он был подбит - всего 2 пули немецкого стрелка вывели из строя мотор "Яка" и заклинили сдвижную часть фонаря кабины. Чтобы избавиться от горячего пара, проникшего к лётчику, пришлось разбить остекление фонаря выстрелами из пистолета.

25 Июля в одном из вылетов он сбил истребитель Ме-109 и пикировщик Ju-87. Счёт его побед рос довольно быстро и вскоре ему было разрешено самому формировать группы для выполнения боевых заданий. Уже тогда Ворожейкин пользовался в полку исключительным авторитетом. При формировании групп и организации ведения боя он далеко не всегда считался с мнением даже командира полка В. С. Василяки.

С Августа 1943 года полк принял участие в контрнаступлении советских войск на Белгородско - Харьковском направлении. Прикрывая с воздуха танковые колонны, Ворожейкин сбил в одном бою 3 пикировщика Ju-87 и тут же выдержал поединок с разукрашенным черноносым "Мессером". Намеренно "клюнув" на приманку в виде одиночного Ме-109, Ворожейкин позволил немецкому асу зайти в хвост своему самолёту и придал "Яку" скольжение на крыло, чтобы помешать противнику целиться. А когда вражеский лётчик отвернул для повторного захода, выполнил крутой разворот и сразу открыл огонь. Попавший в прицел "Мессершмитт" взорвался...

Через несколько дней, напав сверху четвёркой на большую группу двухмоторных бомбардировщиков Не-111, советские истребители потеряли один самолёт. В отчаянии Ворожейкин принял решение атаковать в лоб немецкие бомбардировщики. Тройка оставшихся "Яков" в сомкнутом строю легла на боевой курс. Далее лётчик вспоминал:

"Бомбардировщики ложатся в прицел большим прямоугольником... Держу небольшую скорость, а сближение всё равно идет быстро. Ведущий "Хейнкель" у меня на перекрестии прицела. Целюсь в верхний обрез кабины.

"Огонь !" - подаю команду с очень большой дистанции. Пучок сплошных красных, оранжевых и зелёных нитей потянулся ниже ведущего бомбардировщика, впиваясь в задние и пропадая в них. По мере приближения струи огня поднимаются всё выше и выше. Вот трассы на какое - то мгновение упираются в головной самолёт. "Хейнкель" как - то внезапно вырос передо мной в такого великана, что стало жутко. Я рванул ручку на себя и на миг закрыл глаза..."

После первого захода из немецкой формации выпали два самолёта. Но лишь вторая самоубийственная атака, в ходе которой Ворожейкин почти решился на таран, позволила разметать по небу ведущую девятку "Хейнкелей", беспорядочно сбросивших бомбы в поле...

В ходе Курской наступательной операции Арсений Ворожейкин по несколько раз ежедневно водил свою эскадрилью на прикрытие советских войск, штурмовку наземных объектов противника, сопровождение наших штурмовиков и бомбардировщиков.

За 2 месяца воздушных боёв на Курской Дуге, с 20 Июля по 20 Сентября 1943 года, лётчики его 3-й эскадрильи совершили 254 боевых вылета, делая в среднем по 4 вылета в день. Проведя более 100 воздушных боёв, сбили около 70 вражеских самолётов. Напряжение огромное, но оно было по силам воздушным бойцам, а пример в этом лётчикам показывал бывший комиссар, ставший командиром, Майор А. Ворожейкин. За эти же 2 месяца он совершил 78 боевых вылетов, провёл 32 воздушных боя и лично уничтожил 19 самолётов противника.

Пример комэска взяли на вооружение лётчики не только его эскадрильи, но и всего полка. Его ведомые Емельян Чернышов, Дмитрий Аннин старались во всём подражать командиру. Любил Ворожейкин повторять в минуты затишья своё незыблемое правило из области тактики воздушного боя:

- Воюй по закону лётчика - истребителя: всегда атакуй первым. Замечай врага первым, высоту набери первым, атакуй первым, а если ещё со стороны солнца, то совсем хорошо. Помни: эффективность первых залпов решает успех всего боя. Первый - хозяин неба.

В конце Августа, постоянно меняя аэродромы, полк расположился на освобождённой территории Украины. Здесь Ворожейкин получил небольшой отпуск по ранению: во время посадки его "Як" подожгла пара немецких "охотников" FW-190. Вновь включившись в боевые действия, он в одном из поединков сбил за минуту два Ме-109.

Очередные баталии разгорелись в воздухе, когда войска Красной Армии начали форсирование Днепра. Бои на правобережье шли ожесточённые. Эскадрилья Ворожейкина решала многие задачи: прикрывала переправы, сопровождала штурмовики, очищала небо над Днепром от вражеских самолётов, летала на разведку. Успехи наземных войск радовали лётчиков, их наступательный порыв был высоким, а мастерство росло день ото дня.

С Октября 1943 года полк действовал на Киевском направлении. При этом, Ворожейкин часто сбивал по несколько самолётов за вылет. Так в одном из вылетов на прикрытие своих войск он сбил 2 истребителя Ме-109 и 1 бомбардировщик Ju-88. В этот день Ворожейкин одержал свою 22 победу.

В ожесточённых схватках быстро возрос список побед советского аса. В Октябре 1943 года, прикрывая переправы через реку, шестёрка Як-7Б под командованием Ворожейкина разогнала четыре девятки Ju-87 в сопровождении истребителей. Предприняв атаку снизу сзади, Ворожейкин обстрелял бомбардировщик первой группы - его пилот в испуге врезался в своего соседа. В следующей девятке он быстро сбил замыкающий "Юнкерс" и сразу же перенёс огонь на другие машины. Всего в этом бою немцы потеряли 9 Ju-87. При возвращении к переправе был повреждён "Фоккерами" и самолёт Ворожейкина - лётчику пришлось сажать его на одно колесо.

3 Ноября 1943 года Ворожейкин снова схватился в воздухе с немецким асом. В течение 2 - 3 минут боя никто не мог одержать верх, а когда советский пилот попытался нажать на гашетку оружия, враг увернулся и бросил свой FW-190 в отвесное пикирование, надеясь таким образом стряхнуть с хвоста более лёгкий "Як". На предельно допустимой скорости Ворожейкин продолжил преследование:

"Фашист, пытаясь скрыться от меня, резко, штопором, поворачивается в противоположную сторону и уменьшает угол пикирования. Чтобы не потерять "Фоккера", я повторяю за ним маневр. "Як", сжатый воздухом, поворачивается с трудом. На моем самолёте открытая кабина. Для улучшения обзора я снял среднюю часть фонаря, поэтому упругие струи воздуха, хлестнув мне в лицо, сорвали очки. Глаза застилает мутная пелена. Противника уже не вижу. Обхитрил ? Вырвался ? Нет !"

Немецкий истребитель всё ещё находился ниже, а высота быстро уменьшалась. Схватив ручку управления обеими руками и уперевшись ногами в педали, Ворожейкин начал выход из пикирования. Огромная перегрузка навалилась на пилота - дышать было почти невозможно. Наконец "Як" медленно поднял нос и пролетел над самыми верхушками деревьев. Взрыв позади завершил карьеру пилота Люфтваффе - FW.190, имевший большую массу, врезался в землю. Возвратившийся на аэродром Як-7Б был настолько деформирован, что пришлось отправить его на слом.

В канун годовщины Великого Октября, 6 Ноября 1943 года, наши войска освободили Киев и устремились дальше, в глубь правобережья. В тот памятный день комэск Ворожейкин, получив задачу на боевой вылет, собрал накоротке летчиков, поздравил их с наступающим праздником и закончил речь уточнением предстоящего задания.

- Нам приказано прикрыть наступающие войска в районе Белгородка, Плесецкое, Васильков. Нет сомнения, что фашисты обязательно будут пытаться бомбить их. Сорвать планы врага - наш долг, наша святая обязанность. Итоги этого боевого вылета - наш подарок Родине в честь годовщины Великого Октября. Понимаете, какая ответственность легла на нас ?

Взлетели семёркой. Ворожейкин повел её вверх, верный своему правилу: кто выше, тот хозяин в воздухе. Была ясная погода. Вдали, на горизонте, где виднелись контуры Киева, висели косматые облака дыма от ещё не угасших пожаров. Впереди угадывались кварталы деревянных домов Василькова.

Не прошло и минуты, как с пункта наведения ему передали приказ:

- "Тридцатый", с юго - запада идет цель. Курс... высота... Атаковать !

Мгновенный взгляд на карту, вправленную в планшет, короткий расчёт времени, курса, места встречи с ожидаемым противником, и Ворожейкин, изменив свой курс, повёл семёрку снова вверх, навстречу осеннему солнцу. Вскоре показались девятки "Юнкерсов", шедшие под прикрытием 16 истребителей. В подобной обстановке Ворожейкин, как всегда, атаковал "Юнкерсы" со стороны солнца, и с первой же атаки лётчики его эскадрильи сбили сразу 3 бомбардировщика. Враг, видимо, не ожидал удара, он не мог видеть "Яки", обрушившиеся со стороны солнца. Ошеломлённые дружной и разящей атакой истребителей с красными носами, немецкие лётчики растерялись и стали бросать бомбы на свои же войска, торопясь выйти из - под удара.

Не сразу оценили обстановку и лётчики "Мессеров", а когда поняли, в чём дело, было уже поздно. Пришлось и им покинуть район боя. Используя замешательство в рядах противника, эскадрилья Ворожейкина в этой схватке уничтожила 9 вражеских самолётов. Кроме этого, несколько машин со шлейфами дыма ушли за линию фронта, спасаясь от очередной пулемётно - пушечной очереди. Семёрка "Яков" вернулась на свой аэродром без потерь.

Следует отметить, что во время этого боя Ворожейкину удалось сбить 3 "Юнкерса", доведя число своих личных побед до 30. По примеру командира решительно действовали и другие лётчики. По некоторым источникам, в этом бою было уничтожено 11 самолётов противника. На свой аэродром Арсений Ворожейкин еле добрался - кончилось горючее. Израненную машину, умело спланировав, посадил благополучно.

Як-7Б А. В. Ворожейкина, 728-й

Як-7Б А. В. Ворожейкина, 728-й ИАП, Ноябрь 1943 год.

Интересно отметить и тот факт, что с 6 Ноября 1943 года, по предложению Героя Советского Союза Игоря Кустова, носы самолётов эскадрильи до самого крыла были выкрашены в красный цвет. Несколько удачных боёв, проведенных на них, создали лётчикам известность. Но вскоре на "красноносые" пересела молодежь, схватки обострились, и потери стали рости. Чтобы не привлекать излишнего внимания, капоты были перекрашены в стандартный цвет. ( Следует отметить, что на фотографии, приведенной ниже, изображен самолёт Ворожейкина с окрашенным капотом двигателя - это хорошо видно по разнице световых оттенков краски. Однако эта машина имеет уже срезанный гаргрот за кабиной. Имеется и фото Игоря Кустова у аналогичной машины. Поэтому рисунок самолёта с номером № 21, изображенный вверху, очевидно не совсем точен. )

А. В. Ворожейкин у своего "Яка" со срезанным гаргротом

Всего же в боях за Киев, Арсений Васильевич одержал 10 воздушных побед. Ещё одну победу на его официальный боевой счёт командир полка записывать не стал. Этот самолёт, сбитый Ворожейкиным над Днепром, оказался советским бомбардировщиком Ил-4 ( случайно залетевшим в район воздушной схватки ). Идя в облаках, он был атакован и сбит. К счастью, экипажу удалось совершить вынужденную посадку и остаться в живых...

В начале 1944 года полк был оснащён новыми истребителями Як-9, и очередной жертвой Ворожейкина стал опять истребитель FW-190. А 4 Февраля 1944 года командир эскадрильи 728-го истребительного авиаполка Капитан А. В. Ворожейкин был награждён медалью "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

В Марте он сбил разведывательный биплан "Хеншель" Hs-123, после чего посадил подбитый истребитель на вражеской территории. Друзья не оставили товарища в беде: присланный ими У-2 приземлился на небольшой площадке, подобрал

Як-7Б А. В. Ворожейкина                                     Ворожейкина и переправил его обратно в часть.

В Апреле 1944 года облётывая новую машину Як-9Т с мощной мотор - пушкой НС-37, он встретил в районе Тернополя трёхмоторный Ю-52. "Юнкерс" вёл себя мирно: турельные пулемёты были задраны вверх, курс изменён, он шёл в сторону советских войск. Ворожейкин с ведомым сблизились с транспортником, даже разглядели лётчиков, поднимающих руки, и множество лиц в иллюминаторах. Короткой очередью указав направление, Ворожейкин повёл свой истребитель рядом. Можно представить себе его удивление, когда более десятка огненных трасс протянулись к нему с борта "Юнкерса": стрелки и пассажиры, усыпив его бдительность, открыли огонь.

Мгновенно среагировав, Ворожейкин "провалил" машину, выполнил боевой разворот и длинной очередью сзади буквально растерзал противника. Позднее, в этом же вылете, он сбил ещё 2 Ju-52 и Ju-88 ( одна из этих побед была одержана в паре с ведомым ). Если считать по количеству моторов, уничтоженных в этом бою, то это был, по - видимому, самый "урожайный" вылет в истории советских ВВС: на 4 сбитых самолётах было 11 моторов.

19 Апреля 1944 года Ворожейкин вновь сбивает 2 пикировщика Ju-87. А вскоре, 1 Мая 1944 года, одерживает свою 45-ю победу - уничтожив истребитель Ме-109.

Дорогой великого наступления вместе с другими частями продвигался и 728-й Шумско - Кременецкий Краснознамённый истребительный авиационный полк. В его составе правофланговой неизменно была эскадрилья, возглавляемая искусным тактиком, виртуозным пилотажником, снайпером огня, мудрым воспитателем подчинённых Арсением Ворожейкиным. Его боевой счёт рос от боя к бою, и друзья искренне поздравляли его.

В Июле 1944 года Ворожейкину присваивают очередное воинское звание Майор и назначают командиром 32-го авиационного полка, в той же 256-й истребительной авиадивизии.

19 Августа 1944 года А. В. Ворожейкину было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. К этому моменту на его личном счету числилось 46 побед, а летал он уже на новом истребителе Як-9 с номером "44".

Як-9Д аса № 1 на истребителях Яковлева - Арсения Васильевича Ворожейкина.

Сдвижная часть фонаря была снята по указанию самого пилота.
В Ноябре 1944 года Арсений Ворожейкин был назначен Старшим инструктором - лётчиком управления боевой подготовки фронтовой авиации. Вылетая на фронт для инспектирования частей, он продолжал подниматься в небо и участвовать в воздушных схватках с противником.

Свой последний бой провёл на новом самолёте Як-3 за несколько дней до конца войны над Берлином, когда атаковал 4-моторный реактивный "Арадо" Ar-234. Немецкий самолёт, поражённый пушечной очередью, окутался дымом и скрылся в облаках. Его дальнейшая судьба неизвестна, поэтому эта победа не была официально записана на его личный счёт.

Всего за период боевой деятельности Арсений Ворожейкин совершил более 300 боевых вылетов, провёл 90 воздушных боёв, сбил 52 самолёта противника лично и 13 в группе с товарищами. Но заслуги Ворожейкина не ограничиваются лишь его многочисленными личными подвигами. Они состоят и в том, что он воспитал целую плеяду отважных и метких воздушных бойцов. Своих воспитанников он учил действовать инициативно, смело, подходить к врагу вплотную и бить его наверняка...

Примечательно, что Ворожейкину довелось совершить последние вылеты в небе поверженного Берлина. А один из полётов его группы стал символически победным, вошедшим славной страницей в историю нашей авиации. Было это по - праздничному торжественно, ибо полёт состоялся 1 Мая 1945 года.


Ворожейкин Арсений Васильевич В тот день лётчики 2-й Воздушной армии изготовили 2 красных полотнища с надписями: на одном - "Победа", а на другом - "Да здравствует 1 Мая !". С этими знамёнами поднялись 2 самолёта в сопровождении 16 истребителей. Над рейхстагом знамена были сброшены с парашютами. Развеваясь в дымном Берлинском небе, они медленно опустились в расположении наших наземных войск, штурмовавших Берлин...

Отсалютовав нашим войскам, поздравив их с Первомаем, краснозвёздные самолёты ушли на свои аэродромы. Кто же пилотировал истребители ? Все лётчики были кавалерами геройских Золотых Звезд: В. Н. Буянов, И. П. Лавейкин, П. И. Песков и другие. В этой группе победителей летел и дважды Герой Советского Союза Подполковник Арсений Васильевич Ворожейкин.


 
Rambler's Top100
Яндекс.Метрика